Вы здесь

Авторские права - как это делается в США. Защита ваших произведений

Авторские права - как это делается в США. Защита ваших произведений

Статья юриста Марка Литвака для журнала Script Magazine (журнал для сценаристов).

Когда писатели предлагают свои работы, они становятся уязвимыми для краж. Будучи юристом в индустрии развлечений, я часто слышу от авторов, что их обокрали. Обычно писатель (сценарист) — новичок, не имеющий квалифицированного представителя — агента, отправляет свой сценарий в солидную кинокомпанию. Компания может вернуть оригинал с вежливой пометкой на нем, или же может вообще не потрудиться уведомить о получении материала. Месяцы или даже годы спустя писатель натыкается на фильм, очень сильно напоминающий его историю. Картина была сделана получателем авторского сценария. Писатель (сценарист) убежден, что его работу украли.

Иногда писатель прав, и возможно, он имеет право на значительную сумму возмещения убытков в качестве компенсации за нарушение авторских прав. Иной раз, нет никакого нарушения авторских прав. Общее сходство между оригиналом автора и другой работой может быть просто случаем «одинаковомыслия» двух мастеров. И потом бывает, что кинокомпания позаимствовала некоторые детали из работы автора, но такое заимствование разрешается законом об авторском праве. Хотя такое поведение может показаться неэтичным, оно не незаконно.

Многие авторы не имеют ясного понимания сути и степени того, что же защищает закон об авторском праве, и они могут не знать, что также могут защитить свои интересы при помощи контракта. Давайте начнем с обсуждения закона об авторском праве.

Авторское право НЕ защищает идеи, замыслы или темы. Такие элементы не защищены, находятся ли они в голове автора, записаны ли на бумаге, или изданы. Идеи свободны и бесплатны как воздух. Десять авторов могут написать историю о несчастной любви с различных точек зрения. Это может быть Ромео и Джульетта, или Вестсайдская история, или другая вариация на тему. Аналогично, множество авторов могут написать биографии Джорджа Вашингтона. Каждый волен рассказать историю жизни Джорджа Вашингтона своими собственными словами. Каждый может использовать факты и исторические события, упомянутые предшествующими авторами.

Что закон об авторском праве защищает, так это «самовыражение автора». Это — особая манера, в которой автор излагает историю, его подход к материалу, его стиль. Иными словами, защищается — «разукрашивание» идеи, а не идея сама по себе.

Следовательно, другие имеют право заимствовать не защищенные авторским правом элементы вашей работы. Они могут взять идеи, концепции, исторические факты и другие незащищенные элементы. Но если они заимствуют ваш стиль, манеру подачи материала, тогда они пересекли черту. Конечно, трудно бывает оценить, когда идея достаточно «разукрашена», и конечный результат может быть признан выражением авторской индивидуальности и защищен в соответствии с законом об авторском праве. Понятно, что рассказик на одну страничку — это не намного больше, чем идея. Труд на 20 страниц имеет право на большую защиту, а подробный сценарий заслуживает еще большей защиты, потому что это намного больше, чем просто идея

Несколько юридических дел иллюстрируют, с какими трудностями сталкиваются суды, пытаясь определить, насколько авторская работа защищена согласно закону об авторском праве. В деле Шелдон против Metro-Goldwyn Pictures Corp. ( MGM ), MGM попыталась заявить права на кинопостановку защищенной авторским правом пьесы Эдварда Шелдона, «Обесчещенная девушка». Пьеса частично опирается на подлинные исторические события, являющиеся всеобщим достоянием. Когда MGM потерпела неудачу в переговорах о приобретении прав на пьесу, студия сняла свой фильм «Летти Линтон», базирующийся на тех же самых исторических фактах, которые легли в основу пьесы Шелдона. Хотя многое в этой картине было весьма оригинальным, некоторые детали и последовательности событий были весьма схожи с описанными в пьесе Шелдона. Суд низшей инстанции вынес вердикт в пользу MGM на том основании, что заимствованный материал содержит только общие темы или идеи.

Апелляционный суд не согласился с этим, заключив, что имело место нарушение авторских прав. Суд нашел, что работа MGM была идентична в деталях и последовательности событий работе Шелдона в вопросах, несвязанных с изложением истинной истории. Суд рассудил, что это заимствование было более чем просто адаптация идеи или темы. Некоторые детали и события в пьесе Шелдона, которые не являлись общеизвестными историческими фактами, также присутствовали в картине MGM . Суд пришел к заключению, что не имеет значение, что плагиат лег в основу лишь малой части фильма, так как недопустимо красть ни капли.

В то время как студия MGM имела право снимать кино, основанное на любом историческом событии, она не имела права заимствовать защищенные авторским правом детали пьесы Шелдона. Что MGM должна была сделать, так это нанять автора, не читавшего пьесы Шелдона, и побудить его написать сценарий, опираясь на исторические факты и свое собственное воображение. Перед началом работы, MGM должна была дать указание сценаристу не читать пьесу Шелдона во избежание какого-
либо неумышленного копирования.

Сравните факты дела Шелдона с процессом Мусто против Майера. Здесь истец написал статью в медицинский журнал под названием «Изучение Кокаина: Шерлок Холмс и Зигмунд Фрейд». Она касалась истории употребления кокаина в Европе в 1800-ых. В полете фантазии автор спекулировал на факте, что Холмс был заядлым наркоманом, и это заставило его поверить, что Профессор Мориарти преследует его. Автор также вообразил, что известное исчезновение Холмса объясняется его поездкой к Фрейду для лечения его кокаинозависимости.

Николас Майер впоследствии написал книгу «Семи-процентный раствор» . Там есть Ватсон, хитростью знакомящий Холмса с Фрейдом для лечения его склонности к кокаину; Фрейд, вылечивающий Холмса; и они оба, участвующие в Холмсовском приключении. На Universal Pictures по этой книге сняли фильм. Истец предъявил иск, обвиняя книгу и фильм в нарушении его авторских прав на статью. Николас Майер читал статью Истца. Конечно, Майер сделал честь истцу своей книгой.

Шерлок Холмс — вымышленный персонаж, создание сэра Артура Конана Дойля, авторское право которого на эту работу исчерпано давным-давно. Поэтому, персонаж Шерлока Холмса, так же как весь другой материал из книг Артура Конана Дойля, включая пристрастие Холмса к кокаину — являются всеобщим достоянием. А раз Холмс был вымышленным героем, встреча между Холмсом и Фрейдом никогда не могла состояться. Это было продуктом воображения истца.

Суд в этом случае постановил, что ни книга, ни кино не нарушили авторских прав истца на статью. Майер одержал верх, потому что суд решил, что Майер только заимствовал идею, а заимствовать идеи разрешается. Если бы суд квалифицировал, что было взято нечто большее, чем идея, тогда бы считалось, что Майер нарушил авторское право истца.

Вот, что касается закона об авторском праве. Так как же автор может защитить свои ИДЕИ? Даже если идеи не подлежат защите авторским правом, они являются формой интеллектуальной собственности, и получатель идеи может согласиться заплатить за нее её поставщику. Это может быть контракт, подлежащий исполнению.

Чтобы понять, как идея автора может быть защищена контрактом, давайте для начала рассмотрим некоторые принципы договорного права. Существуют различные виды контрактов. Некоторые в письменной форме, другие в устной. Вопреки распространенному мнению устные контракты могут быть действительными и имеющими силу. Однако, в большинстве штатов есть закон, известный как Закон о Мошенничестве (например, Калифорнийской Гражданской Кодекс, статья 1624), требующий, чтобы некоторые виды соглашений были зафиксированы в письменной форме, чтобы иметь силу. Цель этого закона состоит в том, чтобы предотвратить мошенничество, побуждая стороны заключить соглашения в письменной форме, если они ожидают поддержки в суде. Например, нельзя передать недвижимое имущество устно. Однако, за исключением типов соглашений, записанных в Законе о Мошенничестве, устные соглашения в целом действительны. Проблема с устными соглашениями заключается в том, что их условия могут быть трудно доказуемы.

Например, предположим, что Вы заключили устную договоренность о продаже вашего автомобиля за $3 000. Вы обмениваетесь рукопожатием с покупателем, но не подписываете письменного соглашения. Месяц спустя возникает спор, и Вы оказываетесь в суде. Покупатель говорит судье, что Вы обещали продать ему ваш автомобиль за $3 000. Вы соглашаетесь. Тогда покупатель заявляет, что Вы обещали вставить разбитое окно перед продажей. Вы не соглашаетесь. Нет ни каких-либо
документов, ни свидетелей, ни доказательств, по которым судья мог бы определить до чего договорились стороны. В этой ситуации, кому должен верить судья? Вероятно, судья сдастся и откажется настаивать на исполнении контракта, если не сможет установить его условий.

Хотя закон и не требует, чтобы все контракты были в письменной форме, обычно выгодно иметь письменное соглашение, хотя бы потому, что письменный документ является свидетельством того, о чем стороны договорились.

Другой способ классифицировать договоры — это положительно выраженные или подразумеваемые контракты. Когда стороны подписывают положительно выраженный контракт, они явно вступают в соглашение. Как правило, они подписывают лист бумаги или обмениваются рукопожатием. Другими словами, стороны по положительно выраженному контракту устанавливают его условия на словах.

Подразумеваемый контракт — контракт, регламентирующий поведение. Он описывает полностью или частично поведение сторон. Предположим, что Вы входите в магазин и берете леденец. Не говоря никому ни слова, Вы снимаете обертку и начинаете есть. Затем Вы направляетесь к двери. Владелец магазина говорит: «Эй, минутку, Вы не заплатили за леденец». Вы отвечаете: «А я и не говорил, что я собираюсь его купить». При этих обстоятельствах, суд мог бы постановить, что было подразумеваемое соглашение, основанное на вашем поведении. Понимается, что когда человек употребляет товар в магазине, он согласен за него платить.

Иногда подразумеваемые контракты основываются не на поведении, а на принципах равенства и справедливости, и препятствуют несправедливому обогащению одной стороны за счет другой. Их называют «квазиконтрактами». В отличие от истинных контрактов, в их основе не лежит намерение сторон заключить соглашение. Обязательство инициируется законом.

Интересный случай, заслуживающий внимания — это процесс Дезни против Уайлдера. В 1949 г. писатель (истец) позвонил в офис директора Paramount Билли Уайлдера и разговаривал с секретарем Уайлдера. Автор попросил соединить его с Уайлдером, но секретарь настаивал, чтобы он объяснил цель своего звонка. Автор рассказал ей об истории, основанной на жизни мальчика, Флойда Коллинза, который застрял в пещере. Этот случай был объектом новостей в течение нескольких недель в далеких 1920-ых.

Секретарю рассказ понравился, но когда она узнала, что он длиной в 65 страниц, она сказала, что материал нужно послать в сценарный отдел для сокращения. Автор ответил, что он предпочел бы сократить его сам, что и сделал, и позвонил ей два дня спустя и зачитал ей трехстраничный очерк. Она застенографировала рассказ и обещала обсудить его с Уайлдером. Автор предупредил секретаря, что он надеется, что ему будет заплачено, если Уайлдер использует материал.

Позже писатель обнаруживает, что Paramount сняла фильм о мальчике, включив художественное описание событий, созданное автором. Писатель выступил с иском. Суд столкнулся с несколькими проблемами: мог ли автор предъявить иск за кражу истории, основанной на реальных событиях, являющихся всеобщим достоянием? Имело ли значение, что автор никогда непосредственно не говорил и не встречался с Уайлдером или другими руководителями с Paramount? Мог ли быть подразумеваемый контракт между сторонами?

Анализируя факты, апелляционный суд решил в пользу автора. Суд постановил, что литературная собственность может быть создана на основе общеизвестных исторических событий. Paramount имела право обратиться к историческому отчету и подготовить свой собственный рассказ. Автор мог и не иметь намерения сделать из этого эпизода или этой идеи сценарий. Но если уж Paramount использовала наблюдения автора и его работу, возможно, имело место подразумеваемое соглашение между сторонами о компенсации автору.

Автор в этом случае не мог бы предъявить иск за нарушение авторских прав, потому что его рассказ в значительной степени был описанием реальных событий, являющихся всеобщим достоянием. Вместо этого, автор предъявил иск за нарушение контракта. Суд решил вернуть это дело на слушание с тем, чтобы суд присяжных мог решить, полагалась ли Paramount на очерк автора при создании фильма.

Факт, что писатель никогда не говорил с Уайлдером или кем-нибудь из администрации Paramount, не стал препятствием для защиты его прав. Секретарь расценивался как агент Уайлдера и Paramount. Секретарь имеет полномочия принимать рассказы и рукописи для ее работодателя.

Процесс Дезни против Уайлдера иллюстрирует, как договорное право может обеспечить основу для успешного судебного процесса в случае кражи литературной собственности. Конечно, лучший способ для автора защитить себя — это заключить с получателем рассказа письменное соглашение. Однако, писателю может показаться неудобным начинать встречу с такого запроса. Некоторые продюсеры могут счесть это оскорблением или забеспокоиться об ответственности. Они могут пожелать проконсультироваться с своим адвокатом. Так как авторам часто трудно попасть к могущественным продюсерам, просить о письменном соглашении кажется просто нереальным.

Менее «страшный» подход — это вступить в устное соглашение с продюсером. Автор начинает встречу, просто говоря: «Прежде, чем я предложу Вам свою идею, я хочу быть уверенным, что, если Вы решите ее использовать, я рассчитываю получить разумную компенсацию». Продюсер наверняка кивнет головой «Да», или скажет «Конечно», и в таком случае Вы продолжаете общение, так как заключили устное соглашение. Если продюсер сообщает, что он не согласен на эти условия, Вы отбываете, не предоставляя свой рассказ, историю.

Так как такой контракт является устным, может возникнуть проблема с доказательством его существования и условий. Именно поэтому желательно иметь свидетеля или некоторую документацию. Вы можете привести на встречу соавтора, агента или компаньона. После встречи Вы могли бы послать письмо продюсеру, подтверждающее ваше соглашение. Письмо должно быть вежливым и не угрожающим. Можно написать: «Было действительно приятно встретиться с Вами, чтобы обсудить мой рассказ о…. Как мы и договорились, я рассчитываю получить разумную компенсацию в случае, если Вы решите использовать этот материал». Если условия, сформулированные в вашем письме, не отрицаются получателем, письмо может считаться вашим договором. Хотя письмо и не было подписано продюсером, подразумевается, что он не возражает. Естественно, если бы продюсер подтвердил эти условия в письменной форме, это дало бы Вам еще лучшее свидетельство.

А что, если продюсер, выслушавший вашу историю, не стал воровать вашу идею, но повторил ее другому продюсеру, который ее использовал? Вы можете защитить себя, также упомянув: «Я предлагаю Вам свою идею с надеждой, что Вы будете соблюдать конфиденциальность и не будете обсуждать ее с кем-либо еще без моего разрешения». Если продюсер кивает головой или говорит «Да», Вы имеете устную договорённость, и можете предъявить иск, если он нарушает свое обещание.

Автор: Марк Литвак (Mark Litwak), Script Magazine, 2002

Groups audience: 
Комментарии
Аватар пользователя Анонимус
Анонимус
6 лет назад

Добрый День!
А вот иногда в титрах мелькает: «Идея сериала/фильма - такой-то». Интересно, сколько стоит идея (относительно) и как оформляется продажа, если Автор и Продюссер ничем не связаны?
Спасибо. Язон Динальтов Проза.ру