Киношкола Митта.ру

Вы здесь

Стивен Зеллиан: "Написание сценариев - это работа для одиночек"

Стивен Зеллиан: "Написание сценариев - это работа для одиночек"

Дэвид Дженкинс встретился с известным Голливудским специалистом, сценаристом фильма «Девушка с татуировкой дракона».

Стивен Зеллиан («Steven Zaillian») - сценарист мирового уровня, в последнее время работавший с такими корифеями Голливуда как Стивен Спилберг («Список Шиндлера»), Мартин Скорсезе («Банды Нью-Йорка») и Брайан де Пальма («Миссия невыполнима»). Также в качестве режиссера работал над фильмами «Гражданский иск» и «Вся королевская рать». Его последняя работа - это адаптация криминального триллера шведа Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона» в английской версии, которую снимал Дэвид Финчер.

Вы работали со многими знаменитыми режиссерами. Они все очень разные? Насколько отличалась работа над сценарием с Финчером от работы, скажем, со Спилбергом?

Нет, сходство между выдающимися режиссерами, с которыми я сотрудничал, заключается в том, что они дают сценаристу свободу в поиске пути решения задачи, не говоря «сделай это таким путем». Они описывают, что им нужно, и затем позволяют сценаристу самому решать, каким образом это сделать. Другие режиссеры, не являющиеся топовыми, как правило, говорят такие вещи, как «сделай это следующим образом» и «если ты так не сделаешь, то я это сделаю». Таким методом вы вряд ли добьетесь лучшего качества работы от кого-либо.

Возвращались ли вы когда-нибудь к ним и говорили: «Ну, вот как это работает у Спилберга»?

Нет. Секрет заключается в том, что нужно просто пробовать и работать с хорошими режиссерами!

Является ли Дэвид Финчер привередливым к деталям в сценарии?

Не совсем. У меня не возникало проблем насчет точности в деталях с кем бы то ни было. Это когда они недовольны более масштабными вещами, тогда у вас проблемы. Если режиссер скажет мне, «Я не понимаю этого персонажа, мне кажется, он не настоящий», то я бы не знал, что с этим делать. Дэвид и я беседовали о каждой специфической детали, например, «может ли эта сцена стать более напряженной?», «что еще может случиться в этой сцене?». Это было очень необычно.

Сценарист Аарон Соркин был на площадке во время съемок «Социальной сети». Случалось ли подобное с вами?

Я был там на протяжении двух недель, когда начинались съемки. Но они снимали, а я спокойно проверял некоторые вещи и общался с актерами, а также репетировал несколько ключевых сцен. Вот и все. Я бы мог просматривать текущий съемочный материал, чтобы увидеть результаты и, возможно, подкорректировать сюжетную линию. Но нет, я не тот, кто хотел бы сидеть на площадке и проверять, все ли идет своим путем.

Начинали ли вы после прочтения «Девушки с татуировкой дракона» период исследования темы, интервьюирования, пр.?

Нет, ничего подобного не было. Был лишь вопрос ощущения «Понимаю ли я, что с этим делать?» Я не ходил смотреть шведскую версию фильма, так что я не использовал его как шаблон. Я потратил месяцы в мучительных рассуждениях, каким образом реализовать сюжет. Я делал заметки, наброски, составлял списки, совершал прогулки и ненавидел всех и вся. Это работа для одиночек. Парни из кафе вниз по улице все меня знают. Они часто видели меня прогуливающимся.

В самом начале производственного процесса Финчер отметил, что смотрел «Китайский квартал» в оригинальном варианте. А вы смотрели?

Я никогда не смотрел. «Китайский квартал» - это одно из величайших кино всех времен. Но мне никогда не приходило это в голову. Сейчас, когда вы упомянули о нем, у него есть те схожие устаревшие черты. «Китайский квартал» - это современный взгляд на ту старомодную историю, и я думаю, это слишком. Это современный фильм-нуар. У вас есть два этих персонажа-детектива, которые едят сендвичи и пьют кофе, вместо того, чтобы пить скотч и носить теплую шинель. Но они совершают те же поступки, что и детективы-нуар.

Руни Мара и Дэниел Крейг в постановке фильма Дэвида Финчера «Девушка с татуировкой дракона»

Лисбет Саландер - очень молчаливый, почти односложный персонаж. Было ли интересно создавать этот образ?

Я не из тех людей, кто пишет длинные монологи. Я обнаружил, что большинство моих сценариев содержат намного больше сцен, чем другие фильмы. Например, в среднем фильме насчитывается 100 сцен, то в моем сценарии их 300. Поэтому все становится короче в действиях, в сценах, во взаимодействиях. Это совсем не как в пьесах. И мне просто кажется, что визуальное повествование истории для меня более интересно. Поэтому, если я могу показать что-то и не говорить это, то я это сделаю. И, как по мне, наличие персонажа, который практически ничего не говорит, это идеальный вариант, мне это подходит.

Будут ли к вам обращаться для адаптации второй и третьей части трилогии?

Я уже начал вторую часть, но будет ли она завершена, целиком зависит от того, как сложится судьба у этой части. Я думаю… давайте посмотрим, что выйдет.

Мне стало интересно, извлекли ли вы для себя уроки во время написания вашего первого сценария «Агенты Сокол и Снеговик», которые до сих пор применяются вами, как сценаристом?

Я думаю, что если вернуться в те времена, я бы абсолютно все переписал. Я должен сказать, что это был самый длинный сценарий из всех, которые я с того времени написал. «Агенты Сокол и Снеговик» - это очень длинный сценарий, и было довольно болезненно удалять куски, так как они были очень важны. И еще, не тратьте много времени на создание персонажа. Создавайте персонаж по ходу развития сюжета, потому что либо придется что-то удалять вначале, либо будет скучно; в любом случае, выйдет не очень хорошо.

Ходят слухи, что вы работаете с Мишелем Годри над адаптацией книги Филипа К. Дика «Ubik»?

Да, на самом деле, я не занимаюсь написанием сценария. У меня есть небольшая компания, и мы говорим о совместном производстве. Проект непростой. Я имею ввиду, мне нравится история, но я просто не знаю, смогу ли я написать ее.

Также я читал об адаптации книги Халеда Хоссейни «A Thousand Splendid Suns», о пересечении судеб двух афганских женщин.

Да, это еще не точно. Изначально мы говорили об иранском режиссере Джафаре Панаги («Круг», «Офсайд»), которого затем арестовали и запретили снимать кино. И он говорил, что хотел бы заняться этим.

Он собирался снять фильм по вашему сценарию?

Да, да. С точки зрения режиссуры, мы не хотели снимать в стиле фильма «Бегущий за ветром», американизированной версии данного материала. Мы хотели снять в стиле, присущем Ближнему Востоку. Так что мы еще будем искать режиссера.

Ситуация с Панаги выглядит не очень оптимистично.

Нет, я имею ввиду, уже нет мыслей вроде «было бы классно, если бы он снял фильм», сейчас мы думаем, «Что теперь будет с его жизнью?» Так что сейчас это касается многих людей.

Источник: timeout.com