Киношкола Митта.ру

Вы здесь

Майкл Рабигер. Режиссура документального экрана / Часть 9: Дикторский текст

Майкл Рабигер. Режиссура документального экрана / Часть 9: Дикторский текст

В наши дни использование «бесплотного» авторитетного дикторского текста вышло из моды, и не без оснований. Тем не менее, возможно, вы решили все время давать дикторский текст, если делаете, например, фильм личного или антропологического содержания, в котором ваш голос вполне уместен и нужен для придания общей связанности и объяснения того, что остается за кадром. Необходимость использования дикторского текста может возникнуть потому, что недостаточно материала для экспозиции или нет четкой сюжетной линии и по ходу фильма нужны пояснения. Дикторский текст – это всегда доступное спасительное средство, в использовании которого зачастую нет ничего постыдного или вредного.

Дикторский текст как возможный элемент

Если в процессе съемки вы не забыли получить всю нужную информацию из уст действующих лиц, то можете смонтировать фильм и убедиться, что он не нуждается в помощи дикторского текста. Обычная проблема – начало фильма (экспозиция, говоря в терминах драматургии). Изложение исходных фактов, позволяющее зрителям осмысленно начать просмотр фильма, не должно быть сложным, но иногда кратко его можно дать только с помощью дикторского текста.

Другая возможная проблема – как сделать, чтобы по ходу фильма все было понятно. Возможно, у вас есть хорошие сюжеты и хорошие сцены, но для перехода от одного сюжета к другому требуется слишком много объяснений действующих лиц, которые можно дать гораздо быстрее с помощью нескольких хорошо продуманных слов дикторского текста.

Все ваши старания могут не приносить желаемого результата потому, что какие-то моменты ускользают от внимания зрителей. Проверьте это на ком-нибудь: если разочарование фильмом сменяется восторгом после того, как вы что-то дополнительно объяснили, значит, дело было именно в этом. Ясно, что создатель фильма не может каждый раз присутствовать при его показе и давать комментарии. Поэтому все, что вы сказали лично, надо включить непосредственно в фильм…

Отрицательные стороны дикторского текста и вызываемые им ассоциации

…Зрители воспринимают голос диктора как голос самого фильма, поэтому не только содержание дикторского текста, но также сам голос и ассоциации, которые он вызывает, влияют на их суждения об интеллектуальном коэффициенте фильма и могут создавать предубеждения. По этой причине очень трудно найти подходящий голос. В сущности, надо найти такой голос, который словами и самим звучанием может заменить выражение автором собственного отношения к данной теме.

Положительные стороны дикторского текста

Несмотря на неблагоприятные ассоциации, которые может вызывать дикторский текст, он не обязательно должен оказаться снисходительным или навязчивым. К тому же, он может быть спасительным средством, может быстро и удачно представить новое действующее лицо, обобщить происходящие события или кратко сообщить важные факты. А сбереженное время позволит включить дополнительный материал, особенно если фильм необходимо вогнать в жесткие временные рамки.

Приемлемый дикторский текст, как правило:

  • Ограничивается изложением полезной фактической информации.
  • Не манипулирует чувствами.
  • Избегает оценочных суждений, если только они не доказаны уже самим материалом.
  • Старается не создавать заранее какой-то определенный настрой у зрителя, но может оправданно привлекать внимание к тем аспектам материала – зрительным или звуковым, – значимость которых может иначе остаться незамеченной.
  • Позволяет зрителю самому делать выводы.
  • Дикторский текст может также, следуя традициям баллады и поэзии, читаться стилизованным голосом. Во многих фильмах в закадровом тексте есть специфические особенности, например:
  • Историческая перспектива, как в бесчисленных фильмах об иммиграции, войнах или рабстве.
  • Нарочитая простота, как в случае с персонажем наивного репортера в фильме Майкла Мура «Роджер и я» (1989).
  • Предположительность типа «что, если», как в фильме Алена Рене «Ночь и лиса» (1955).
  • Поэтическое и музыкальное отождествление с предметом, как в фильме Бэзила Райта «Ночная почта».
  • Сердитая ирония, как у Луиса Бюнюэля в «Земле без хлеба» (1932).
  • Голос автора некоего текста, обращающийся от первого лица к его конкретному читателю, как в случае с письмами с войны в сериале Кена Бернса «Гражданская война».
  • Голос дневника, как у Хэмфри Дженнингса в «Дневнике для Тимоти» (1946).

Два подхода к созданию закадрового текста

Чтобы быть удачным, любой текст к фильму, будь то дикторский текст в документальном фильме или диалог для актеров, должен быть написан ясным языком и так, как говорят в повседневной жизни. Поскольку фильм идет непрерывно, зритель или воспринимает смысл текста, или на чем-то спотыкается. Ниже описываются два способа создания дикторского текста:

Способ 1. Чтение написанного текста. Это традиционный путь, который очень хорошо применим, если ясно, что в основе фильма в самом деле лежит какой-то текст – письма, дневник и т. д. Тогда отработанность чтения оправдана. Но когда нужна непосредственность или доверительный тон беседы с глазу на глаз, использование заранее написанного текста всегда оказывается неудачным. Подумайте, как часто дикторский текст оказывается единственным элементом, из-за которого фильм становится скучным.

К числу типичных ошибок относятся:

  • многословие;
  • тяжелый или книжный язык;
  • что-то неприятное в голосе диктора (он может быть нудным, снисходительным, самодовольным, слишком доминирующим, нарочито развлекающим, пытающимся понравиться или вызывающим отвлекающие ассоциации).

Чтение на магнитофон написанного текста неизбежно сопряжено с риском. Сделайте это заранее и синхронно с изображением (как это описано ниже). Не думайте, что это можно отложить на самый последний момент.

Способ 2. Определенный элемент импровизации. Импровизированный текст может создать привлекательную атмосферу неформального общения со зрителем «с глазу на глаз». Его можно использовать, например, в следующих случаях:

  • Когда в роли диктора выступает кто-то из персонажей фильма.
  • Когда в фильме-дневнике вы используете свой собственный голос, который должен звучать непринужденно и не оставлять впечатления написанного текста.
  • Когда вы хотите создать сложный поэтический голос, скажем, японки, проводящей чайную церемонию (чрезвычайно спорная апология любимого занятия, которая раньше считалось более приемлемой).

Теперь рассмотрим подробнее, что подразумевает каждый из этих способов.

Заранее написанный дикторский текст. Написание

Прежде всего, диктор должен иметь хороший текст. Приготовьтесь писать и переделывать его хоть двадцать раз. Критерием качества любого текста, в том числе и дикторского текста для фильма, будет то, что вы сможете с успехом прочитать его вслух группе слушателей.

Плохой текст содержит:

  • страдательный залог (когда субъект подвергается действию – что пагубно в жанре, который и так изобилует жертвами);
  • высокопарные, шаблонные выражения и клише;
  • длинные предложения;
  • синтаксис и обороты книжного языка;
  • пустую цветистость;
  • жаргонные или другие специфические выражения с целью произвести впечатление;
  • избыток информации, оставляющий зрителю недостаточно времени для работы воображения или догадок (что постоянно случается в детских фильмах);
  • изложение того, что и так очевидно;
  • притворный тон или снисходительный юмор.

Для хорошего текста характерны:

  • простой и ясный язык;
  • правильный выбор слов;
  • живой язык;
  • минимум слов – как в стихах, вмещайте максимум смысла в минимальное число слогов;
  • взвешенность и убедительность;
  • действительный, а не страдательный залог (например: «Иммигранты здесь водят такси», а не «Такси здесь водятся иммигрантами». Вы не поверите, как много всевозможных текстов злоупотребляют страдательным залогом.)

В процессе внесения в фильм корректив оттачивайте свой текст, пытаясь придать ему силу простоты. Радуйтесь, когда найдете способ сократить предложение хотя бы на один слог.

Проверка

В процессе написания текста внимательно просматривайте каждую часть фильма и пишите то, что считаете необходимым. Затем прочитайте вслух текст к каждой части. Ваш текст должен находиться в ритмическом соответствии со сменой кадров. То, что вы пишете, должно согласовываться с тем, что говорят в фильме, и иметь подходящую длину, чтобы не приходилось ускорять темп речи или же замедлять его для заполнения пустот. Иногда при добавлении дикторского текста приходится подправить начало и конец сцены.

Все, что сказано автором о дикторском тексте, безусловно, справедливо. Необходимо только поделиться несколькими соображениями, связанными с богатейшим опытом родной кинематографии.

У нас немало примеров, которые говорят о том, что как бы ни пытался автор фильма спрятаться за прямые интервью, сделать вид, что он не показывает и не навязывает свою точку зрения на предмет, ему это все равно не удастся. Сам выбор темы, и еще более – отбор фактов, героев и их мыслей уже говорят о его позиции, о его взглядах.

Дикторский текст «как голос самого фильма» – всегда авторский глас. Если текст создается как один из компонентов произведения, используется как одно из главных выразительных средств, то он непременно окрашен авторскими эмоциями, авторской заразительностью, авторской непредвзятостью, если хотите.

Корректировка порядка слов

Иногда полезно изменить порядок слов, чтобы он соответствовал порядку восприятия зрителем изображения. Например, если в кадре большое восходящее солнце и маленькая фигурка плетущегося по земле человека, то зритель заметит солнце гораздо раньше, чем человека. В тексте вы сначала написали, например: «Она выходит из дома, когда вокруг никого еще нет». Но это сразу же заставляет зрителя искать «ее». Остальная часть фразы может остаться не воспринятой, потому что зритель поглощен поиском женщины. Измените порядок слов, чтобы он соответствовал порядку восприятия (солнце, земля, женщина), и получится: «Когда все еще спят, она уже уходит». Это дополняет восприятие зрителя, а не плывет против течения.

Вставка звуков

Другой причиной для перефразирования или разделения одного предложения на два может быть необходимость пауз для вставки характерных звуков, например, захлопывающейся дверцы машины или зазвонившего телефона. Подобные звуки часто служат мощным средством создания настроения и придают логичность последующему тексту, так что не заглушайте их речью. Они помогают также маскировать губительный для документального фильма переизбыток разговоров.

Более чем полувековой опыт российской документалистики сумел сформировать собственные традиции, выявить психологические закономерности восприятия, а следовательно, и норм написания дикторских текстов.

Наверное, вы замечали: если вы увлечены каким-то делом, то в этот момент как бы отключаетесь от окружающего мира и не слышите речь, обращенную даже лично к вам. Дело в том, что ваше внимание, которое управляет восприятием, оградило вас от всего лишнего. Образно говоря, человек имеет довольно узкую «трубу» для восприятия звукозрительной информации. Больше предельного количества она не способна пропустить в ваше сознание (ученые называют цифры от 30 до 60 бит в секунду).

Если информация упорядочена, изображение и текст, действие на экране и сопровождающие его слова жестко связаны между собой в соответствии с рекомендациями Рабигера, то объем воспринимаемой информации резко увеличивается вместе с силой воздействия на зрителя.

Но и этот верхний предел – не больше 3-х слов в 2 секунды. А зрителю еще необходимо оставить паузы в тексте для осмысления и переживания воспринятого.

К сожалению, в современном кино и телевизионном вещании эти психологические особенности восприятия игнорируются, текст не всегда связывается с действием на экране. В результате зритель теряет способность воспринимать и, тем более, осмысливать сообщаемую ему информацию.

Весомость каждого первого слова

Вот факт, которому не всегда придают должное значение: первое слово, звучащее после появления на экране нового изображения, оказывает наибольшее влияние на то, как зритель его истолкует. Например, идут подряд два кадра: первый – фотография художника за работой у мольберта, второй – картина с изображением женщины. Голос за кадром говорит: «Спенсер сначала написал портрет своей жены, а позже дочери своей приятельницы».

Перестановка слов и изображения приводит к изменению смысла, и все дело в том, какое слово звучит первым после появления нового изображения, как это показано на схеме. Текст остается тем же самым, но в зависимости от того, как он расположен на этих трех схемах, зритель может тремя разными способами отождествить личность человека на портрете.

Изображение | Художник за мольбертом | Портрет женщины
Текст | Сначала Спенсер написал портрет жены, | а позже – знакомой своей дочери

Получается, что мы видим портрет приятельницы жены

Изображение | Художник за мольбертом | Портрет женщины

Текст | Сначала Спенсер написал портрет жены, … | … а позже – знакомой своей дочери

Получается, что мы видим портрет приятельницы его дочери

Изображение | Художник за мольбертом | Портрет женщины

Текст | Сначала Спенсер написал портрет жены, а позже – знакомой своей … | … дочери

В таком варианте можно подумать, что на полотне портрет дочери

В другой ситуации простое изменение порядка слов может изменить только эмоциональную окраску восприятия изображения, а не понимание того, что именно «изображено. Например, вы видите два кадра фильма, в каждом из них – скульптура, и слышите голос диктора: «Позже его стиль изменился».

Изображение | Первая скульптура | Вторая скульптура

Текст | ……………….Позже его стиль… изменился

Изображение | Первая скульптура | Вторая скульптура

Текст | Позже его стиль… изменился

Изменяя соотношение между текстом и изображением лишь на одно слово, можно охарактеризовать вторую скульптуру или как просто непохожую, или как очень непохожую. Таким образом, умение писать и чуткое отношение к порядку слов могут дать вам мощное выразительное средство.

Ключевые слова

До сих пор речь шла о тексте, добавляемом к изображению, но часто можно столкнуться с противоположной ситуацией. К уже имеющемуся закадровому тексту или диалогу надо добавить изображение. Есть один малоизвестный ключ, позволяющий делать это хорошо: в любом речевом отрезке есть ударные места и безударные, в которых и должно сменяться изображение. Чтобы принять решение, внимательно прослушайте предложение. Говорящий обычно выделяет слова, несущие главный смысл высказывания, более сильным ударением. Возьмем текст, который мать может адресовать непослушному подростку: «Я хочу, чтобы ты тут подождал, и не надо никуда уходить. Я поговорю с тобой потом».

Это можно произнести несколькими способами, создавая разный подтекст, но вполне вероятно, что так «Я хочу, чтобы ты тут подождал, и не надо никуда уходить. Я поговорю с тобой потом».

Каждое выделенное ударением слово выражает ключевое коммуникативное намерение говорящего; их можно назвать ключевыми словами. Если бы нам надо было решить, как смонтировать этот текст с изображением, многополосный сценарий выглядел бы следующим образом:

В этой схеме с каждого ключевого слова начинается новое изображение: непреклонность матери и упрямство мальчика усиливаются тем, что новое изображение каждый раз сопровождается несущим на себе ударение ключевым словом.

Изображение | Звук
Общий план, женщина и сын | «Я хочу, чтобы ты тут…
Крупный план, непослушное лицо мальчика. | Подождал, и
Крупный план: ее рука у него на плече. | Не надо никуда уходить. (пауза) Я…
Крупный план: непреклонное лицо матери | Поговорю с тобой потом».

Данный принцип, касающийся диалогов, применяется при умном монтаже и художественных, и документальных фильмов. Если вам вдруг понравится какая-то сцена, подробно изучите ее на своем видеомагнитофоне и выясните, какие идеи лежат в основе ее монтажа. Такая работа может сильно улучшить понимание того, как надо осуществлять режиссуру и монтаж документального фильма…

Дополняйте, но не дублируйте

При написании текста не впадайте в искушение рассказывать о том, что и так видно. Закадровый текст должен служить дополнением к изображению, а не описывать то, что мы видим на экране. Например, никогда не следует рассказывать, что девочка в кадре одета в красный плащ (что вопиюще очевидно) или что она в нерешительности (что и так можно заметить), но, с другой стороны, можно сказать, что ей только что исполнилось шесть лет. Такой факт выходит за пределы того, что мы видим или о чем легко догадаться.

Дополнять изображение содержанием, а не дублировать его текстом – золотое правило документалистики. Когда выше говорилось, что написание текста – это высокое искусство, имелось в виду, в том числе и умение выполнять это правило.

Проверка: пробная запись

После того, как вы написали текст, сделайте его пробную запись; пусть его прочтет какой-нибудь умелый диктор или вы сами. Вооружитесь пробной записью закадрового текста и изучите ее три-четыре раза как можно более беспристрастно. Вы увидите, как можно улучшить текст, и поймете, какой нужен голос. Вы также сможете определить, какой нужен темп и какая эмоциональная окраска лучше всего подойдет (если она нужна). Вы увидите, что в некоторых местах диктор вынужден спешить, так что здесь закадровый текст надо сократить; в других местах текст может показаться слишком кратким и поверхностным, и надо что-то добавить. Теперь вы готовы заняться выбором диктора и записью окончательного варианта закадрового текста.

Мы обычно пользуемся несколько иным методом.

Первое обязательное требование – до написания текста следует сделать монтажную запись собранного варианта произведения, очень близкого к завершению. Кадр 1-й, крупный план: Лицо Пети – 4 сек и т. д. До конца.

Вы знаете, что, допустим, первая сцена (5 кадров) длится 23 сек. (сумма хронометража кадров). Вам известно, что на 2 сек. можно уложить не больше 3-х слов. Значит, на 23 сек. изображения можно написать не более 33-х слов, не считая союзы и предлоги. У вас появляются реальные рамки для работы над текстом, канва, по которой можно «вышивать» При таком методе работы удается с точностью до одного слова подогнать текст к последовательности кадров.

Как правило, автор или режиссер, если он сам пишет текст, несколько раз предварительно с монтажной записью в руках просматривает монтаж своего фильма. После такого просмотра работа за письменным столом становится организованной и продуктивной. Конечно, в первом наброске текста, который еще предстоит подгонять, или, как говорят профессионалы, укладывать на изображение, можно и написать что-то лишнее, и что-то не дописать, но где-то и преднамеренно предусмотреть паузы в тексте в расчете на достаточность изображения в сочетании с музыкой. Когда текст готов в первом приближении, попробуйте его прочитать еще дома, сопровождая им немой вариант фильма на бытовом плеере.

Убежден, что вам тут же захочется его поправить, уточнить. Первый, сырой вариант текста лучше никому не показывать, а самому довести до некоторой кондиции по вкусу.

Текст для диктора

Для диктора надо подготовить напечатанный через два интервала легко читаемый текст, содержащий только то, что он будет читать. Блоки текста надо отделить один от другого и пронумеровать, чтобы их легко было найти. Старайтесь, чтобы часть одного блока не переносилась на другую страницу, потому что это может вынудить диктора листать страницы, что будет слышно при записи. Если не удалось напечатать блок на одной странице, положите страницы одну рядом с другой, чтобы их не надо было перелистывать.

Выбор диктора и запись закадрового текста

Не только написание хорошего текста, но и поиск подходящего диктора — искусство. Даже профессиональные актеры редко могут прочитать дикторский текст так, чтобы не создавалось впечатление, что все заранее подготовлено. Дело в том, что устная речь и чтение вслух – это совершенно разные вещи. Когда с кем-то разговариваешь, ум занят подбором слов, которые лучше всего донесут идею до собеседника, а при чтении написанного текста вы превращаетесь в слушателя своего собственного голоса. Диктору, озвучивающему документальный фильм, читать по бумажке еще труднее, чем подготовленному актеру, даже когда на бумаге его собственные слова или мысли.

Поскольку выбор диктора – это выбор голоса фильма, многие голоса вы отвергнете из-за одних только ассоциаций, которые они могут вызывать. Было принято, чтобы текст читал низкий внушительный мужской голос, но в наши дни это признак или коммерческой направленности, или сильной примеси сомнительной назидательности. По самым разным причинам большинство голосов, которые можно было бы использовать, просто не подойдут. Вы захотите прослушать другие голоса. Как и в любой ситуации выбора, надо записать несколько голосов, даже если вам кажется, что найден идеальный вариант.

Пробы голосов

Чтобы выяснить способности претендентов, дайте каждому из них прочитать что-нибудь показательное. Затем попросите прочитать тот же текст по-другому, чтобы увидеть, насколько диктор в состоянии следовать указаниям режиссера. Один успешно справляется с новой трактовкой, но ему не удается сохранить то, что вы сочли удачным в предыдущем прочтении. Другой может очень стремиться угодить, будет выполнять ваши указания, но ему не хватит широкого видения фильма. Это часто случается с актерами, весь опыт которых был связан с телерекламой.

После того, как вы сделали пробные записи, поблагодарите каждого и договоритесь о дате, не позднее которой вы с ним можете связаться. Даже если вы считаете, что кто-то очень подходит, не говорите этого твердо, пока внимательно не прослушаете остальных. Прослушивание записи голоса в отсутствие самого человека часто производит меньшее или просто другое впечатление.

Окончательное решение не должно зависеть от ваших личных пристрастий или чувства признательности по отношению к кому-то из участвовавших в пробах, оно должно приниматься исключительно на основании того, какой голос лучше всего подходит для чтения закадрового текста. Покажите выбранному вами диктору фильм и обсудите его содержание.

Запись закадрового текста и указания диктору

Постарайтесь делать запись профессионально, то есть с показом фильма, чтобы диктор мог учитывать при чтении ритм и интонации других звучащих в фильме голосов. Диктору не надо видеть изображение (это дело монтажера и режиссера), ему не должна быть слышна регулировка баланса звука, поскольку это будет отвлекать… Записывать «наобум» (т. е. не одновременно с проекцией и не заботясь о синхронизации) крайне рискованно, потому что вы можете обнаружить, что грубо ошиблись, что все получилось не синхронно. Но вы обнаружите это, когда отпустите диктора.

Голос, вероятно, удастся хорошо записать, если диктор будет на расстоянии примерно 1-2 фута (30-60 см) от микрофона. Запись надо производить в акустически нейтральных условиях (не в замкнутом пространстве, рождающем эхо), где не должно быть отвлекающих посторонних звуков. Слушайте через хорошие наушники или же через динамик в другой комнате. Чрезвычайно важно извлечь максимум из голоса вашего диктора. Следите, чтобы голос не затихал в конце предложения, чтобы не «смазывались» какие-то звуки – не происходило их искажения из-за перемодуляции. Здесь помогает выбор расположения микрофона и регулировка уровня записи.

Прочитав блок текста, диктор должен переходить к следующему только тогда, когда будет подан знак (можно слегка хлопнуть его по плечу или подать световой сигнал). Отрепетируйте блок и дайте ему четкие и конкретные указания, объясняя, что надо делать, а не почему. Говорите самую суть, например: «Чуть больше теплоты в последней части» или «Я хочу, чтобы здесь тон был более официальным». Старайтесь называть характер желаемого звучания каким-то конкретным словом. Прорепетировав один блок, запишите его и переходите к следующему.

Иногда возникнет желание изменить логическое ударение во фразе, вы можете захотеть, чтобы что-то звучало ярче, а что-то спокойнее («Вы не могли бы так же выразительно, но потише?» или «Надо бы погромче, и концы фраз звучат слишком тихо»). Иногда у диктора может возникнуть непреодолимая проблема с какой-то конкретной фразой. Предложите ему выразить тот же смысл иначе, но смотрите, чтобы такое не повторялось часто. Иначе получится, что составление текста теперь уже взял на себя ваш диктор.

Когда весь дикторский текст записан, прослушайте его параллельно с самим фильмом, чтобы убедиться, что все получилось нормально. Если где-то возникают сомнения, то прежде, чем отпустить диктора, для подстраховки запишите соответствующие места еще раз без синхронизации в нескольких разных вариантах. Потом можно будет еще посмотреть и выбрать из них самый лучший.

Могу только удивляться, как поразительно одинаково режиссерское знание в России и за океаном. Все, что касается выбора диктора и записи прочитанного им текста, происходит и у нас при работе над фильмами. Казалось бы, все профессионалы хорошо знают, как это делается, но ни один российский режиссер не написал по этому поводу ничего подобного. В этом отношении рекомендации Рабигера представляют особую ценность.

Запись обычно ведется под изображение. Режиссер сразу видит, как накладывается текст на кадры, дает команды диктору для чтения очередного куска текста. Сокращает, если текста оказывается много, или смещает его расположение по отношению к развивающемуся действию.

Создание импровизированного закадрового текста

Вот несколько методов создания импровизированного закадрового текста:

  1. Импровизация на основе наброска текста. При этом сравнительно упорядоченном методе ненадолго покажите диктору набросок текста или список идей прямо перед записью. Вы задаете вопросы, как при интервью, а он или она отвечает в приблизительном соответствии с текстом, пересказывая его своими словами, потому что вы не дали ничего выучить дословно. Приходится искать слова для передачи содержания текста, и это похоже на то, что происходит в жизни: мы знаем, что хотим сказать, но приходится по ходу дела находить слова.
  2. Импровизация на основе образа. Этот метод подразумевает создание некоего образа, в который должен воплотиться рассказчик. Вместе вы уточняете, кем будет рассказчик и что этот персонаж хочет довести до сведения зрителей. Затем вы проводите интервью с этим персонажем, может быть, и сами выступая в роли какого-то персонажа, и задаете соответствующие наводящие вопросы. Вхождение в роль выбранного персонажа помогает рассказчику достичь желаемого результата. К этому методу можно прибегнуть для озвучивания какого-нибудь исторического персонажа.
  3. Простое интервью. При этом, наиболее обычном методе, режиссер подробно и пространно интервьюирует персонажей. Можно делать запись только звука в процессе съемки. Потом уже в монтажной вы можете сделать из этого закадровый текст, который будет звучать чрезвычайно естественно. Другой вариант – сделать пространное синхронизированное интервью (т. е. звук вместе с изображением), чтобы в случае необходимости можно было вставить изображение говорящего. Если вы хотите добавить закадровый текст к своему собственному фильму, пусть вас проинтервьюирует близкий и взыскательный друг.

Все три метода позволяют получить закадровый текст, который можно монтировать, перестраивать и очистить от голоса берущего интервью. Результатом будет непринужденность и хороший контакт со зрителем. Конечно, здесь требуется больше монтажа, чем в случае с написанным текстом, но результаты с избытком окупают затраченный труд.

В моем фильме о детском докторе Бенджамине Споке использовался метод 3. В качестве центрального персонажа телевизионного очерка доктор Спок излагал свои представления о человеческой агрессивности и ее роли в политической жизни Америки на протяжении бурных шестидесятых годов. Фильм снимался в самых разных местах на востоке Соединенных Штатов, а монтироваться должен был в Англии без всякой возможности возврата. За одну встречу, продлившуюся весь день, мы провели обширнейшее интервью, чтобы получить материал для закадрового текста на случай любых непредвиденных обстоятельств.

Запись текста, а затем добавление его к изображению – это процессы, примерно одинаковые в случае импровизированного рассказа и при написанном дикторском тексте, поэтому внимательно прочитайте следующий раздел.

Запись звуков, создающих эффект присутствия

Независимо от того, записываете ли вы заранее созданный или же импровизированный закадровый текст, вам надо будет записать какие-то звуки окружающей среды, звук «тишины». Позже вы сможете сделать, чтобы тишина «звучала» нужным образом в тех случаях, когда монтажер захочет вставить паузу или добавить ее перед блоком закадрового текста. Звуки среды называются также шумовыми эффектами или звуками помещения, и эти звуки никогда не получатся абсолютно одинаковыми даже в одной и той же студии и при использовании одного и того же микрофона. Возьмите за правило каждый раз после записи сцены, интервью или дикторского текста просить всех остаться на своих местах и записывать пару минут тишины с тем же уровнем записи. Пренебрежение этим правилом доставит монтажеру много огорчений.

На языке наших звукооператоров и звукорежиссеров то, о чем говорит М. Рабигер, называется несколько иначе. «Тишина», записанная в студии, – микрофонная пауза». А куски пленки, на которых отсутствует какой-либо звук, используемые для вставок между шумами и музыкой, обычно называют «глухой паузой». Тишина природная должна быть записана на природе.

Наложение закадрового текста

Наложение закадрового текста надо производить тщательно, чтобы ключевые слова приходились на появление каждого нового изображения с максимальным эффектом. Часто для этого необходимы мелкие изменения в монтаже изображения, хотя увеличение или сокращение естественных пауз в закадровом тексте иногда позволяет сократить или удлинить отрывок, имеющий неподходящую длину. Внимательно следите за тем, чтобы не нарушался естественный ритм речи говорящего. Обращайте внимание на ключевые слова и их потенциал, и вы обнаружите, что структуры изображения и речи оказываются в чутком взаимодействии, что они образуют взаимосвязанные структуры, и это дает волшебный эффект: возникает ощущение неизбежности именно такого развития фильма. Хороший монтаж – это искусство преодоления искусственности.

На этом этапе есть различия в методах и последовательности работы отечественных и зарубежных режиссеров. Поэтому предварим текст Рабигера описанием иного метода.

После подгонки дикторского текста к изображению и последней редакции всех звучащих в фильме голосов у вас должен получиться окончательный вариант монтажа изображения: так называемый «немой вариант», если фильм целиком сопровождается дикторским текстом. В другом случае, если картина или передача делается с включением интервью, разговоров героев или закадровых их голосов, то окончательный вариант монтажа изображения в кино называется «вариант на двух пленках». Изображение – это одна пленка, а все словесные пленки, сведенные (переписанные) на другую магнитную ленту – вторая пленка.

При работе на видеотехнике также можно получить окончательный монтаж изображения и свести на одну дорожку интервью и закадровые разговоры.

Почему так работать удобней? При создании немого варианта мы получаем возможность увидеть фильм как целостное произведение в его основных содержательных компонентах: изображении и тексте. А следовательно, впервые представить себе, что же может получиться в конечном итоге.

На просмотр немого варианта с чтением дикторского текста из зала с бумаги или фильма на двух пленках как раз и нужно приглашать своих друзей. Это последняя возможность оценить достоинства и недостатки картины, поскольку еще можно сравнительно безболезненно, с малыми затратами времени и средств, внести изменения.

Именно в этот момент продюсера особенно интересуют «итоги», ему хочется увидеть, в какой фильм он вложил деньги. Из чисто психологических соображений весьма целесообразно показать ему свою работу на этом этапе. (Конечно, он выскажет какие-то пожелания: убрать два-три кадра или переписать две фразы. И это нужно сделать. Поверьте, фильм от такой мизерной правки не пострадает, но зато вы точно превратите своего продюсера из заказчика в соучастника, в соавтора. Ему будет казаться, что и он руку приложил. А потому вы наверняка сумеете избежать неожиданного разгрома при сдаче законченной работы. Прием старый, но верный!)

Когда готов немой вариант, можно приступать к следующему этапу: к озвучанию. Теперь вам предстоит включить в работу еще нескольких человек: звукорежиссера, шумовика, компилятора или композитора. Первый шаг озвучания – запись голоса диктора и его окончательная «укладка» на изображение. После этой операции в монтаж изображения уже не вносятся изменения.

Чтобы работа была предельно продуктивной, режиссеру необходимо твердо решить, где и какая должна звучать музыка, какие куски и эпизоды должны сопровождаться шумами и какими. Обычно он садится перед экраном и, просматривая работу с текстом, отмечает для себя и для своих будущих помощников, с какого и до какого кадра или слова, с какой и до какой секунды таймкода должна звучать музыка, указывая ее характер. По сути дела, режиссер в этот момент составляет предварительную партитуру звукового решения своего фильма.

При первой же встрече с композитором, компилятором или шумовиком вам следует показать им работу, отметить точки начал и концов звучания, назвать длительности звучания и характер. Например, вы просите композитора написать для первого куска музыку в стиле лирического танго длительностью 28 сек., для второго куска повторить эту музыку, но длительность увеличить до 2 мин. 45 сек., а в третьем куске использовать народные мелодии частушек и сделать музыку на 1 мин. 34 сек. Аналогично оговариваются характер и размер шумов с шумовиками и звукорежиссером, который будет следить за подготовкой звукового оформления и осуществлять запись музыки. Четкость и точность поставленных задач подкупает ваших партнеров и соавторов, и они хотят быстрее приступить к делу.

А теперь вернемся к работе М. Рабигера и постараемся вникнуть в его весьма и весьма полезные советы и рекомендации.

Использование музыки

Используйте музыку разборчиво, потому что ей можно злоупотребить для усиления драматического эффекта. Слишком часто создатели фильмов прибегают к музыке как к надежному средству эмоционального воздействия, которое должно вытекать из содержания, но реально не вытекает. Музыка должна не заменять собой что-то, а служить дополнением к действию и давать доступ к невидимой внутренней жизни персонажей, к их внутреннему состоянию.

Хорошая музыка может вызвать у зрителя эмоциональное состояние, нужное для восприятия происходящего на экране. Хорошим примером служит то, как Эррол Моррис использовал музыку минималиста Филипа Гласса в своем великолепном фильме «Тонкая голубая линия» (1989). В этом фильме (который Моррис называет «черным» документальным кино) уныло-прекрасная изобилующая повторениями музыка Гласса подчеркивает кошмарность безвыходного положения человека, ожидающего казни за преступление, которого он не совершал.

Фильм сам подсказывает, нужна ли музыка и если да, то где именно. Она часто бывает уместна во время показа поездок и других кадров монтажного перехода – например, когда персонаж едет к новому местожительству. Любые переходные куски могут выиграть от музыки, особенно если она создает более приподнятое настроение, чем то, которое преобладает в фильме. Музыка может подчеркивать изменение настроения, например, когда стремившийся попасть в команду футболист узнает, что его приняли, или когда человек, только что ставший бездомным, в первую ночь укладывается спать в подъезде. Музыка начинает шире использоваться по мере того, как документальные фильмы снова становятся более субъективными и лиричными.

Другая роль музыки – предвещать событие и создавать атмосферу напряженного ожидания, это излюбленное ее применение в низкопробных кинофильмах, оно редко бывает оправданно в документальном кино, в котором редко позволителен такой навязчивый закадровый «голос». Музыка может дать эффект перехода от реализма к более абстрактному взгляду, как у Годфри Реджио в его длинной и высокопарной притче о насилии человека над природой «Коянискастци» (1983). Она может привнести ироническую оценку или навеять мысль о другом мире, как это делает музыка Ганса Эйслера в посвященной холокосту незабываемой документальной ленте Рене «Ночь и туман» (1955). Изображение поезда с депортируемыми или кадры отнятых предметов человеческого труда не сопровождается трагической или выражающей мучительные чувства музыкой, вместо этого, часто диссонансом, звучит музыка Эйслера – изящный гротескный танец или напряженная, не находящая разрешения перекличка между деревянными духовыми.

В лучшем случае музыка не просто иллюстрирует, а как бы озвучивает точку зрения какого-то персонажа или рассказчика. Она может сыграть роль ремарки «в сторону», выражающей мнение рассказчика или альтернативную идею, дать понять то, чего нельзя увидеть, или пояснять то, что видно.

Имейте в виду, что в музыку, как в долги, легче влезть, чем из нее вылезти. Происходит наркотическое привыкание к музыке, и когда она вдруг кончается, ее начинает очень не хватать. Поэтому настоящая проблема – как безболезненно завершить звучание какого-то музыкального фрагмента. Универсальное средство – замещать его чем-то. Это могут быть или доминирующие звуки (например, богатая палитра звуков вокзала, заслуживающая самостоятельного воспроизведения), или диалог в новой сцене, или волнующий момент действия, переключающий внимание зрителя на что-то другое.

Используя музыку, не специально предназначенную для данного фильма, можно сделать, чтобы звук плавно стихал в конце сцены, или же, еще лучше, чтобы музыка прозвучала до своего естественного конца. В этом втором варианте надо начинать наложение музыки от конца сцены, протянуть ее к началу, а при записи плавно ввести ее в начале сцены или подогнать длину сцены под продолжительность музыки, которая в этом случае прозвучит полностью. Если музыка слишком длинная, можно удалить какую-то повторяющуюся музыкальную фразу. Композиторы любят выжимать максимум из хорошей музыкальной идеи, так что большинство вещей изобилуют повторяющимися частями.

Если вы ищете что-нибудь подходящее, например, среди продающихся записей классической музыки, заручитесь содействием знающего меломана. Вы не сможете понять, подходит ли данное произведение, пока не послушаете его параллельно с просмотром соответствующей сцены. Эту проблему часто можно разрешить с помощью черновой компоновки музыкального сопровождения на кассетном магнитофоне.

Могут возникнуть сложности с авторскими правами на музыку, то есть может потребоваться внести лицензионную плату и получить разрешение на использование музыки композитора, исполнителей, издателей и звукозаписывающей компании. Студенты часто могут за очень скромную плату получить письменное разрешение, но только на использование на фестивалях и в конкурсах. Если затем вы продаете свой фильм или право на его показ, вам может быть предъявлен иск. Альтернатива – использовать музыку, специально сделанную для фильма, хотя многие дешевые фильмы оказались малопривлекательными из-за бряцания какого-нибудь приятеля на плохом пианино. Лучше не использовать никакой музыки, чем использовать плохую; хорошо инструментованная музыка может иметь самостоятельную ценность и произвести огромное впечатление.