ФильмКино

Вы здесь

Как писать диалоги: советы от сценариста Уильяма Монахана

Обладатель Оскара за сценарий к фильму «Отступники» Уильям Монахан рассказывает об искусстве написания хороших диалогов.

Я не хочу, чтобы меня создавала окружающая среда. Я хочу сам создавать эту среду. — Фрэнсис «Фрэнк» Костелло (актер Джек Николсон), Отступники.

Бывает такое, что Американская Киноакадемия вручает Оскара немому кино «Артист», но это исключение из правил - как один из черных лебедей Насима Талеба. Важность того, что говорят персонажи, невозможно преувеличить. Давайте поговорим об этом поподробнее.

Диалоги - это суть любого фильма. И желательно, чтобы они были сильными, т.к. у вас еще будет много работы. Диалоги должны быть правдоподобны, они должны раскрывать персонажей (не напрямую, конечно), и должны дополнять сюжет. В идеале, диалоги должны быть интересными, с запоминающимися репликами, которые с каждым разом звучат все лучше. Выглядит, как довольно сложная задача, но это то, с чем успешно справляется сценарист/режиссер Уильям Монахан.

Сценарий Монахана, написанный к фильму 2006-го года «Отступники» - это концерт сквернословия в ми-минор, коктейль Молотова по напряженности, который на протяжении всего фильма усеян репликами, разбираемыми на цитаты. Он помог режиссеру фильма Мартину Скорсезе добыть его первый Оскар, а сам сценарист взял еще один за «Лучший адаптивный сценарий». С тех пор Уильям работал над сценариями к фильмам «Совокупность лжи», «Возмездие», «Обливион» и «Игрок», а в фильме «Телохранитель» он впервые примерил на себя также и роль режиссера. В перерыве между проектами Уильям Монахан согласился преподать нам урок по написанию диалогов.

Прислушивайтесь ко всему, что вас окружает

Очень внимательно слушайте людей. С равным интересом вслушивайтесь в то, что они говорят, и в то, что они не говорят. Несколько недель назад я подслушал разговор очень глупого человека, которого по вопросам брака консультировал один хиппи, еще больший идиот. Их беседа - чистое золото, и я знаю, что обязательно где-то применю ее в своей работе. Вот почему вы должны жить в городе. Чтобы слушать.

Диалог раскрывает то, что скрывают персонажи

Я нахожу крайне интересным то, что персонажи скрывают, что люди пытаются утаивать. Каждый пытается что-то скрыть, и вы можете рассказать об этом через диалог. Пускают туман и держат при себе тайные планы не только политики, рекламодатели или юристы - это касается абсолютно всех.

Довольно порядочные люди часто не осознают, что их разговоры не об истине или обмене информации, а о распространении их собственной «мифологии». Внимательно взгляните на то, что люди пытаются утаивать, и вы поймете это. Часто можно увидеть презабавную ситуацию: если вы сядете в ресторане, то вероятно у сидящей за соседним столиком парочки будет первое свидание после онлайн-знакомства, и никто из них не будет рассказывать правду, даже если бы они этого хотели.

Естественные диалоги скучны

Ваша задача - создавать что-то принципиально неестественное. Самые естественные диалоги у Шекспира, но он лучший автор диалогов из всех когда-либо их писавших. Ни у кого нет желания слушать обыденные разговоры людей. Вот послушайте меня сейчас. Я не говорю высокопарно и не изрекаюсь фразами Августина. Я просто бормочу что-то. И так разговаривает большинство людей. Если, конечно, вы не Кристофер Хитченс, который говорит целыми параграфами (Боже, благослови его). Скорее всего вы мямлите что-то себе под нос. В написании драматургического произведения вы должны отойти от этого.

Написание диалогов - это импровизация

Нет никакой формулы совмещения определенных деталей персонажа, чтобы получить проверенного качественного героя. Персонаж - это ваш собственный винегрет. Вы постепенно превращаетесь в персонажа, о котором пишете. Каждый персонаж - это вы. Либо это всегда были вы, либо это была частичка вас, как и в моем случае, частичка моих героев - это я. Как актер, который перевоплощается в персонажа, вы перевоплощаетесь как писатель.

Те, кто хорош в импровизации, обычно все время впитывает, впитывает, впитывает… А затем вдруг встает и поражает всех. Впитывайте информацию отовсюду, ведь вы никогда не знаете, где это может пригодиться.

Это, наверное, не шутка, что Шекспир был актером, потому что актеры - это всегда сочинители. Писатель в своей голове и в своем произведении должен сыграть всех своих людей. И он должен сделать это действительно хорошо, иначе актеры не будут вовлечены, не захотят играть этих людей, а фильм в итоге не будет снят. Так что по существу, в своей комнате и в своей голове вы играете театральное представление, но только проецируете его в текстовом документе в воображаемое кино, играя за каждого персонажа.


Написание диалогов - это на уровне подсознания

Итак, вы потеряли нить, зашли в тупик. Как и у большинства творческих людей, иногда от вас уходит муза, и у вас не идет рабочий процесс. Бывает. Какая бы причина не была, какая бы стена не стояла у вас на пути, если вы прорываетесь сквозь нее, вы уже не в состоянии смотреть материально на вещи, и это вы делаете подсознательно.

Интересно понаблюдать за музыкантами, которые появлялись на обложках газет, и чьи песни вы поете с фальшью. Или вот у вас появляется настроение, вы садитесь за рабочий стол, и в вашей жизни наступает День Озарения. Вы даже не знаете, как и почему вдохновнение пришло к вам. В Средние века искусство или ремесло назывались «таинством», и тому были веские причины.

В адаптациях диалоги пишите с чистого листа

Произведение «Отступники» изначально пришло как 70-80 страниц крайне плохого английского перевода, своего рода транскрипции. Любопытно, что в то время я уже подумывал о какой-то истории из Бостона, Бостона периода моей молодости. О двуличности шишек Бостона, о Бостоне как единственном городе в Соединенных Штатах, в котором наблюдалась ярко выраженная диаспоровая классовая система. Неожиданно то, чем я хотел заняться, пришло в виде возможности создать адаптацию.

В оригинальной истории было ужасное построение сюжета. А в нашем фильме люди - настоящие Бостонцы, истинные жители своей планеты.

Люди в вашей жизни - это образцы разговорной речи

Моего отца уже нет в живых 20 лет, но он появялся в моих художественных фильмах дважды. Главный герой фильма «Возмездие» вызывал у всех, кто знал моего отца, улыбку. Он - моя связь с Бостоном. В этом городе своя культура, своеобразная манера речи, и это отражается на мне, когда я с ними общаюсь. Типичная для штата Массачусетс ситуация - в течение обычного дня прогулки в зависимости от того, с кем вы общаетесь, меняется и ваш акцент. Мой отец - типичный бостонский ирландец. Если вы на что-то намекнули, он уже против: «Я не хочу иметь с этим дело.»

В фильме «Отступники» я попытался скрыть биографические детали персонажа Ди Каприо, назвав его Билли. Когда мне было 20, я был весьма схож с этим персонажем.


На съемочной площадке диалог меняется

Работа с актерами - одна из самых забавных вещей. Вы оба по сути делаете одни и те же вещи. Я в течение года был таким же, кем должен стать актер. Мне любопытно узнать его мысли об этом, и, надеюсь, ему тоже хочется услышать меня. Работая режиссером, я постоянно вносил какие-то изменения. Я обдумывал сцену, вставал и говорил, «Попробуй лучше так.» Когда вы работаете в динамике, у вас будут возникать такие мысли.

Иногда на площадке меняется и диалог. В фильме «Отступники» обратите внимание на пару сцен с участием Джека Николсона. Там идет одна естественная концовка сцены, а потом кое-что добавлено. В сцене в баре он останавливается и спрашивает другого: «Как твоя мать? — Она вот-вот загнётся. — Мы все когда-то умрём.» По сценарию он просто выходит из кадра и все. Но Джек хотел внести что-то свое. Мне, конечно, хотелось посмотреть, что он придумал (всем бы хотелось взглянуть на это).

Читка сценариев с актерами многое расскажет как об актере, так и о персонаже

В некоторых дрянных сценарных книгах я иногда встречаю «Читайте сценарии вслух». Но мне не обязательно это делать, если я уже и так его знаю. Если у вас получается, то вы слышите его в своей голове, когда пишите. Лучше возьмите актеров и прочтите с ними ваш сценарий сидя за столом. После этого сделайте нужные пометки и откорректируйте текст в соответствии с требованиям к актеру либо в зависимости от характера персонажа.

Не пишите под конкретного актера без необходимости

Сомневаюсь, что какой-либо актер одобрит тот факт, что сценарий пишется под него. Им всегда хочется играть кого-нибудь другого, для этого их и приглашают. В былые времена среди звезд было популярно всегда играть в каждом фильме одного и того же героя. Но вы вспомните Майкла Кейна, который мог взять любую историю, неважно кем написанную и неважно о ком написанную, и он превращал ее в историю с Майклом Кейном. Он - прекрасный пример с точки зрения написания диалогов и уровня подачи диалогов. Он - первый пробивший трансатлантический занавес актер, решивший вопрос с произношением. Послушайте его речь, он разбивает предложения на куски из 2-3 слов и произносит их очень медленно. Наверное, он единственный англичанин, который понятен американскому зрителю.


Смешивайте заумное и непритязательное

Иногда фильм можно раскритиковать на уровне сценария, иногда - на уровне монтажа. Вы не разбираетесь, какое кино продается в Индии. Нужен единственный экземпляр для всего мира. Затем цифровая копия распространяется по разным странам без каких-либо корректировок. Поэтому иногда фильмы проходят чистку. Убираются какие-нибудь заумные реплики по ошибочному мнению, что зритель их не поймет, что это не соответствует действительности. По-моему, «Отступники» - хороший пример микса высокого и низкого уровня, что дает хороший эффект для основной аудитории. И это лучше, нежели занижение уровня восприятия под низший знаменатель, чем грешат большинство фильмов.

Выполняйте домашнее задание. И работайте. Как проклятый

И самое главное - читайте настоящих, великих авторов диалогов и установите себе высокую планку. Вы не сможете поставить себе высокую планку, если не будете в курсе самых высоких стандартов в драматургии, что также означает высокий уровень грамотности. Имеется ввиду литературная грамотность, а не кинограмотность.

Не могу сказать, то ли это наследственное, то ли мой естественный интерес привел к моим способностям, но я знаю, что в течение тридцати с лишним лет работал как углекоп, и что я пожертвовал очень многим. Мне пришлось полностью отдать свою молодость, чтобы уже к 35 годам стать тем, кем я стал, - сценаристом. Моя приверженность к сценарному ремеслу схожа с профессией глазного хирурга, с отсутствием какого-либо общественного понимания, что это может окупиться. Я знаю, что у меня была какая-то сноровка, способность, но я продолжал работать усерднее, чем кто-либо из моих знакомых, и я рисковал очень многим.