Вы здесь

Интервью с кинорежиссером Лассе Хальстрем

Интервью с кинорежиссером Лассе Хальстрем

Лассе Хальстрем - один из наиболее известных шведских кинорежиссеров, снимающих сентиментальные фильмы – новеллы. Его картина «Моя собачья жизнь» была награждена премиями Oscar® и BAFTA за лучшую режиссерскую работу и сценарную адаптацию. Но начинал он свою профессиональную деятельность как оператор, монтажер и режиссер группы ABBA. Фильм «АВВА», основанный на документальных съемках во время гастролей группы в Австралии – его работа. Также среди работ Лассе Хальстрема фильмы номинант премии Academy Award® «Что гложет Гилберта Грейпа», «Шоколад», «Правила виноделов», который номинировался в семи номинациях на премию «Оскар» и получил две.

Последняя работа - мелодрама «Тихая гавань» по сценарию Николаса Спаркса - стала еще одним успешным шагом шведского режиссера. Маргот Кармичел Лестер беседовала с Лассе Хальстрем о его отношении к кино, о работе со сценарием и почему он больше не будет снимать на пленку.

Вы всегда хотели стать кинематографистом?

Родители моего отца хотели, чтобы он стал дантистом, но он стал кинооператором. Он хорошо умел снимать на 8-ми миллиметровую пленку. Тогда еще не было телевидения, и я смотрел любительские документальные фильмы и комедии с Чарли Чаплиным. Вероятно, эти фильмы и повлияли на мой трагикомедийный подход к кино. В девять-десять лет я уже снимал собственные фильмы на 8-ми миллиметровой пленке без звука, монтируя их своими руками.

Вы начинали свою карьеру с музыкальных клипов. Какие уроки и техники стали для вас самыми ценными?

Я пришел в кино наивно с открытым сердцем. И я хотел узнать, что я могу сделать со своей камерой. Я много экспериментировал – это было несколько дико, как мне сейчас кажется. Но ничего, я многому научился. Главное, я научился сам монтировать. Вы видите – это оказалось возможным.

Какая была ваша первая профессиональная работа?

Я приобретал опыт, делая клипы для Джимми Хендрикса и группы ABBA. Это была моя киношкола. А началось все с моими одноклассниками, которые организовывали свои поп-группы и хотели попасть в чарты. Я снимал для них видео. Но первый фильм был документальным для шведского телевидения. Они купили его у меня. Кстати, я много нахожу своих старых клипов на YouTube - The Hollies, Hendrix, Eric Burdon и the Animals – им уже около 50-ти лет.

Европейские традиции создания кино основываются опыте известных мастеров, таких, как, например, Свен Нюквист. Вы тоже имеете свою школу, какие особенности у нее?

В своих первых шведских фильмах я работал с камерой сам – это отнимало много времени. Большая сложность в моей работе заключалась в том, что я снимал на две камеры. Управляя камерой A, я должен был отвлекаться на камеру B. Я уже привык снимать двумя камерами, хотя это более длительный и трудоемкий процесс.

Полагаясь на свой собственный опыт, вы можете указать на различия между европейским и американским кино.

Я не слишком уверен, что у меня есть такой опыт. Но у меня сложилось впечатление, когда я работал в Америке, что там есть определенные ограничения, такие же как в Швеции. Коммерческих фильмов гораздо больше чем серьезных лент. В основном снимают боевики или детективы. Финансовая политика нестабильна как в США, так и в Швеции, и расходы на прокат фильмов одинаково высокие. Продюсеры идут только на безопасные инвестиции. Может вы знаете какой-то способ, чтобы снизить затраты проката для некоммерческого кино?m-332

Удается ли вам сохранить собственное видение в фильмах выпущенных вашей студией?

Это зависит от проекта. В большинстве фильмов, за исключением некоторых, думаю, что мой почерк узнаваем. По крайней мере, я на это надеюсь. Существуют тысячи мелких штрихов в кино, по которым можно определить режиссера. Например, в фильме «Рыба моей мечты в Йемене» я позволил себе оставить много личного, чего намного меньше в «Дорогой Джон», потому что в «Дорогой Джон» была задача привести чрезмерно сентиментальный сценарий к реальностям жизни на эмоциональном уровне. В «Рыба моей мечты в Йемене» был пролет по нескольким жанрам, в котором я весело проводил время языком кино. Это было близко к моему сердцу, и я был свободен от рамок, мог изобретать, фантазировать. В фильме играли мои любимые актеры Эмили Блант и Эван Макгрегор. Я также получал удовольствие, придумывая различные глупости в виде сообщений на мобильные телефоны, текстов, звонков.

Два последних фильма с оператором Терри Стейсом вы снимали на пленку, но фильмы «Тихая гавань» и «Гипнотизер» были сняты на цифровую кинокамеру Alexa. Вам было легко перестроиться?

Мне нравится цифровая техника с возможностью беспрерывной съемки более 40 минут, позволяющая использовать меньше света и благодаря этому создавать кино в достоверных натуральных цветах, которое к тому же легко монтируется, например, при помощи ПО Avid. В настоящее время Alexa и Avid являются моими любимыми инструментами. Если у меня буде выбор, то я выберу цифровую камеру для работы. Я перестал снимать на пленку, но это был постепенный этап.

Цифровые технологии расширили ваши возможности в работе?

Может быть. Но я хотел бы сказать, что это привело к исчезновению целого класса среднебюджетных фильмов о реальной жизни. Сейчас киноиндустрия сфокусирована вокруг крупнобюджетных и малобюджетных фильмов. Тяжело найти хороший фильм кроме этих двух крайностей. Я хотел бы видеть таких фильмов больше, как десять лет назад. И еще я желал бы вернуть аудиторию, которая была 10 лет назад.

Несколько ваших работ основываются на бестселлерах таких авторов как Николас Спаркс, Джон Ирвинг, Анна Проулкс. Существуют ли специфические проблемы экранизации популярных литературных произведений?

Трагикомедийный жанр сложен тем, что он должен быть очень искренен. Это самый честный жанр, рассказывающий о жизни и человеческих отношениях. Рассказывать о жизни в трагических и комических сценах необходимо правдиво. Я использую символы, чтобы получить комедию из реальных жизненных ситуаций. Я, в хорошем смысле слова, отвратительно отношусь к содержанию книги и не могу себя ограничить четким следованием сюжетной линии. Создавая и придумывая истории для киноэкрана, не нужно зацикливаться на том, что подумает зритель прочитавший книгу об отступлениях от оригинала. Следует делать так, как подсказывает интуиция.

«Тихая Гавань» - это третий фильм с оператором Терри Стейсом. Вам понравилась работать совместно с ним?

Терри – это художник. Его глаза могут увидеть прекрасное в каждом месте и показать его таким же живописным без малейших признаков искусственности. Он старается использовать всю полноту естественного освещения, так что его взгляд идет рука об руку с моими представлениями о реальности и достоверности кинокадров, и это получается практически с документальной точностью. Терри имеет легкую руку и отличное чувство юмора, он двигается по инстинкту, и наши инстинкты никогда не сталкиваются. Наша работа вместе как магия, я чувствую его как брата.

Я слышала, что вы не напрягаетесь во время съемки.

Да, даже не сознательно. Это позволяет людям наслаждаться процессом создания фильма. Особенно это важно для актеров. Я делаю все, что можно сделать для спокойной атмосферы на съемочной площадке, стараюсь избегать давления на кого-либо, чтобы вызвать у актеров собственные эмоции, которые играют с эмоциями других актеров, создавая правдивые сцены. Камера цинично фиксирует все элементы нечестной игры актера, которая была вызвана давлением режиссера. Если вы снимаете картины из реальной жизни, нужно иметь высокие амбиции для достижения правдивости в сценах. Единственный способ заставить актеров расслабиться и снять напряжение - это поиграть их характерами на уровне символов.

Вы не боитесь прослыть шаблонным режиссером?

Конечно, я снял несколько романтических лент и дал возможность критикам назвать меня режиссером с хронически мягким сердцем. Поэтому я вернулся в Швецию, чтобы снять триллер «Гипнотизер» и показать, на что я еще способен. Фильм, кстати, был номинирован на премию Оскар в номинации Лучший иностранный фильм. Мне нравится быть универсальным, но, в то же время, я бы не хотел, чтобы на мне поставили клеймо режиссера, который способен снимать все что угодно. Пока есть истории о реально живущих людях, с их эмоциями судьбами, меня будет тянуть снимать кино об этом.

Вы сказали, что новые цифровые инструменты, такие как Alexa и Avid помогают вам, как режиссеру. Какие еще революционные новшества помогают вам создавать фильмы.

Я начинал свою карьеру с очень тяжелой камерой Arriflex Iron Blimp. Моим лучшим другом был инженер по звуку. Мы не имели водительских прав и не имели денег на такси, поэтому носили оборудование на себе вдоль автомобильных трасс. Моя железная камера была действительно очень тяжелой, а еще нужно было нести кабели для ее подключения. Было очень весело. Так было в середине 60-х годов. Сейчас мне нравится делать еженедельный видеофильм на собственном iPhone. Я монтирую, вставляю забавные комментарии, микширую с музыкой. Я делаю это каждый понедельник по утрам.

Автор: Маргот Кармичел Лестер, перевод: videoprotest.com

Темы: 
Комментарии
Аватар пользователя Анонимус
Анонимус
6 лет назад

Интересная статья. Вообще этот сайт стал моим «настольным чтивом»…