Киношкола Митта.ру

Вы здесь

"Игра в имитацию": как зарождался сценарий к фильму

Фильм «Игра в имитацию», один из главных претендентов на премию Оскар за лучший фильм года, а также выдвинутый еще в 7 номинациях, в том числе как лучший адаптированный сценарий (по книге Эндрю Ходжеса 1992 года), выходит на киноэкраны в этот четверг. В 2011 году сценарий был первым в Черном списке не выпущенных в производство сценариев. Можно с уверенностью сказать, что «Игра в имитацию» - один из главных фильмов 2014 года.

История создания фильма похожа на эпизод из первоклассной драмы. Прежде чем был снят первый кадр, проект «Игра в имитацию» претерпевал взлеты и падения. Сперва сценарием заинтересовалась Warner Bros., выкупившая сценарий для Леонардо Ди Каприо более чем за $1 млн. Но после того, как актер отказался от проекта, сценарий вернулся автору. Многие режиссеры интересовались сценарием, но в результате за создание фильма взялась менее масштабная команда во главе с норвежцем Мортеном Тильдумом («Охотники за головами»), для которого это был первый англоязычный проект. Благодаря продюсерам и режиссеру, Грэму Муру посчастливилось принять участие в процессе создания фильма от предпродакшна до поста. Мортен говорил: «Если у вас есть идеи, поднимайте руку. Мнение каждого должно быть услышано».

Продюсеры Островски и Гроссман впервые задумались над этим сюжетом в 2009, когда прочли в Telegraph статью о том, как премьер-министр Великобритании публично извинился за отошение государства к Тьюингу. Еще Уинстон Черчилль отмечал Тьюинга за весомый вклад в спасение миллионов жизней и сокращение военных действий года на два. Островски подумал, «Почему мы ничего о нем не знали? И почему эти извинения последовали сегодня?»

О том, как зарождался этот проект, и о своем участии в создании фильма рассказывает автор сценария Грэм Мур.

То, как вы стали сценаристом «Игры в имитацию», - это, что называется, «оказались в нужное время в нужном месте». Как ваше знакомство с продюсером Норой Гроссман перетекло в работу над фильмом?

Я был одержим историей жизни Алана Тьюринга. Будучи типичными ботаниками в подростковом возрасте, без широкого круга друзей, для нас Алан Тьюринг был уважаемым и почитаемым нами светилом. Спустя годы, я пошел к своим агентам, к своему менеджеру и сказал: «Послушайте, есть великолепная правдивая история о английском математике-гее, который покончил жизнь самоубийством в 1950-м году». На что они ответили: «Даже не пытайся писать этот сценарий, по нему невозможно будет снять кино».

Я как-то встретился с Норой, которая проводила со мной собеседование по поводу работы над одним нескончаемым телесериалом. В конце она между делом пригласила меня на вечеринку у себя дома. Когда мы вновь встретились, я сказал, «Привет, меня зовут Грэм, вероятно вы меня не помните». Мы разговорились, и она упомянула о биографии одного математика. Я спросил, какого. Она ответила, «Алан Тьюринг». Я мгновенно выдал совершенно невыносимый 15-минутный монолог о том, как этот фильм начинается, как он заканчивается, и как сильно я бы хотел написать сценарий. В течение недели я умолял их позволить мне написать эту историю.

Насколько тяжело было найти баланс между правильным разъяснением технических деталей и сохранением истории, понятной и доступной зрителю?

Очень тяжело. Это была одно из тех долгих обсуждений с Мортеном о том, как раскрыть зрителю процесс взламывания кода. Сейчас есть такая тенденция - дать одному из персонажей пробормотать весь технический бред, в который не вникнет ни один зритель. Мы хотели сделать так, чтобы вы понимали, что происходит. Фильм должен быть военным триллером, потому что для Алана Тьюринга и других людей это действительно был военный триллер. Взламывание кода - это была та загадка, которую нужно было разрешить.

Вы, очевидно, еще до начала написания сценария многое знали о Тьюринге. Что вы узнали нового уже во время вашего нового исследования?

Самое удивительное было то, что после войны все, работавшие в Блетчли-парке, сохраняли тайну. Даже сейчас, несмотря на то, что многое уже рассекречено, есть оставшиеся в живых люди, которые не будут разговаривать с прессой, потому что они дали обещание британскому правительству.

Через сколько черновых вариантов сценария вы прошли, прежде чем он стал, по вашему мнению, пригодным для запуска?

Только на изучение истории в целом и истории героя, на составление заметок у меня ушло 6 месяцев. И еще 6 месяцев я писал сценарий. Мы с продюсерами Норой и Идо Островски прошли через пару черновых вариантов и получили рабочий сценарий. Это был, наверное, четвертый вариант сценария, и это был тот самый сценарий, попавший в Black List и проданный Warner Bros. Потом, когда пришел Мортен и мы ушли от Warner Bros., мы потратили еще год работы над фильмом. Мы проводили кастинги и готовились к съемкам. Что мне понравилось в процессе работы - я не могу назвать вам точное количество черновых вариантов сценария, их попросту никто не считал. Не было такого, что они отсылают мне замечания, и я возвращаю им исправленный сценарий. Исходя из моего небольшого опыта, эта методика не является продуктивным способом мышления над фильмом. Когда мы решали сделать это, мы могли просто поэкспериментировать и отбросить задумку, если она нам не нравилась. В фильме есть эпизоды, которые сняты по первоначальному сценарию, но есть и эпизоды, которые прошли через тысячи различных правок.

Были ли вы обеспокоены будущем фильма, когда Warner Bros. вернул вам обратно права на сценарий?

Это был тяжелый момент, но в то же время так было лучше для всех. У них был отведен 1 год на производство, и спустя 9 месяцев Грег Сильверман позвонил мне и сообщил, что они не успеют разобраться с этим проектом в срок. И уже на следующий день документы пришли к нам. Было много заинтересованных в фильме людей, но для них он был слишком малым проектом. Вскоре мы встретились с Тедди Шварцманом, и затем через текстовые сообщения мы уже обсуждали кастинги и пр. Не было никаких крупных встреч. Это был скромный проект и любимое дело для всех участников. Нам необходимо было, чтобы это стало небольшим независимым проектом, как мы всегда этого хотели.

Темы: